Чем закончатся попытки подсудимого выйти из СИЗО?

Люберецкий городской суд продолжает рассматривать дело Константина Пономарёва, обвиняемого по статье 306 УК РФ «Заведомо ложный донос». Также фигуранту вменяются в вину такие серьёзные преступления, как покушение на крупное мошенничество и крупное уклонение от уплаты налогов, которое уже признано рекордным в нашей стране. Однако до последних двух преступлений, очевидно, руки у правосудия дойдут несколько позднее.

Константин Пономарев

Константин Пономарев в суде

 Константин Пономарёв содержится в СИЗО с июня 2017 года и не оставляет попыток смягчить меру пресечения. Между тем, его срок содержания под стражей истекает уже 10 мая, и обвинение определённо будет добиваться продления ареста. Тем более что следствие уже неоднократно указывало фемиде на связи и финансовые возможности подсудимого, позволяющие ему как повлиять на ход процесса, так и скрыться от ответственности.

В самом деле, следствие до сих пор не установило место нахождения 25 млрд. рублей, с которых Пономарёв не уплатил налоги. И где гарантии, что подсудимый не использует их в соответствующих целях?

Ранее эксперты уже выражали сомнения в том, что суд смягчит меру пресечения. Так, по мнению преподавателя юридического факультета МГУ Наталии Ильютченко, речь идёт о преступлениях против правосудия, в частности, о заведомо ложном доносе. «Прогнозы для обвиняемого могут быть самыми неблагоприятными», — считает юрист.

В свою очередь, представитель адвокатской коллегии «Защита» Максим Устинюк подчёркивает: «Мера пресечения, связанная с содержанием под стражей в СИЗО, избирается, прежде всего, с той целью, чтобы обвиняемый не мог оказать давление на свидетелей либо как-то повлиять на ход расследования уголовного дела». А ведь в ходе процесса в Люберцах уже установлено, что Пономарёв и его адвокат Максим Загорский подкупили двух граждан, чтобы задействовать их в схемах, получивших в СМИ название «раменское правосудие». И можно предположить, что они могут таким же образом обработать и других людей, как причастных к текущему процессу, так и посторонних.

Однако апеллировать можно не только к предположениям. Юрист бюро «Падва и партнеры» Олег Асташенков призывает обратить внимание на «существующую практику». Согласно ей, «если следователь считает, что мера пресечения должна быть вот такой, скорее всего, его ходатайство будет удовлетворено», - отмечает эксперт.

Как будет на самом деле, узнаем совсем скоро. Но неужели судебная власть может даже задуматься о выходе из СИЗО человека, нанёсшего, по версии следствия, ущерб государству как минимум на 8 млрд. рублей?